Сиёсат Хабарҳо

Таджикистан. Партия исламского возрождения является неотъемлемой частью международного террористического движения

Партия исламского возрождения является неотъемлемой частью международного террористического движения. Эта истина бесспорна!

После публикации заказного материала журналиста Ильи Лазовского “Закат исламского возрождения Таджикистана”, распространенного 18 апреля 2019 года посредством русского блока американского сайта “Озоди”, тема продажной сущности ТЭО Партия исламского возрождения и ее связи с международными террористическими сетями вновь всплыла в СМИ. Этот сайт, практически ставший трибуной нахзатовцев, по существу, данной публикацией сыграл реквием по случаю смерти ТЭО ПИВ. Точнее, это был похоронный марш для хозяев указанных сетей – покровителей и спонсоров нахзатовцев, в связи со смертью их пресловутого детища. Ибо в действительности, крах и исчезновение ТЭО ПИВ с исторической арены для ее восточных и западных покровителей стало трагедией, более того – их реальным политическим и геополитическим поражением. Они надеялись, что руками именно этой подкупной группы осуществят свои планы и интересы в Центральной Азии, в том числе и в Таджикистане, но с “закатом исламского возрождения” эти планы сошли на нет. Вот почему вышеупомянутая статья написана с такой горечью и сожалением.

Но автор, который хотел дать ТЭО ПИВ историческое обоснование и выставить ее как “либеральную свободолюбивую организацию”, отличающуюся от “Ихвон-ул-муслимин”, сторонника светского демократического государства, видимо, по неосторожности все напортил. В статье он указал на информацию разведывательных органов США, увидевшую свет 31 декабря 2001 года в газете “Нью-Йорк таймс”, и отметил, что этот документ привлек внимание широкой читательской аудитории. Суть информации заключается в том, что разведывательная служба США в 1995 и 1996 годах направила из Афганистана несколько информаций, в которых говорится о близости и сотрудничестве руководителя ТЭО ПИВ С. Нури с руководителем террористической организации “Аль-Каида”, “террористом №1” Усамой бен Ладеном. В этих информациях, в частности, говорится о том, что по просьбе Усамы бен Ладена С. Нури организовал его встречу с представителями шпионской службы Исламской Республики Иран – Корпусом стражей исламской революции Ирана. В то время С. Нури имел резиденцию в афганском городе Талукан, а бен Ладен – в городе Джелалабад в Афганистане. Основной целью этих встреч была координация возможностей “Аль-Каиды” и Ирана против США. Таким образом, автор реквиема по нахзату вольно или невольно вторично открыл почти забытую страницу тесных связей ТЭО ПИВ с террористическими организациями.

Конечно, для тех, кто знает о целях ТЭО ПИВ, это никакое не открытие, так как тесная связь этой партии с другими международными террористическими организациями давно известна и неоспорима. Поэтому упоминание об этом бесспорном факте было невыгодно для нахзатовцев. Так как беглые нахзатовские активисты в последние годы приложили много усилий, чтобы преступное прошлое их террористической организации было покрыто завесой тайны, и они могли показать себя в новом обличии, а именно в качестве сторонников светского демократического государства. Особенно в этом преуспел председатель ТЭО ПИВ, который лез из кожи вон, чтобы предстать свободолюбивой либеральной европейской личностью, войти в доверие к европейским кругам и по возможности получать как можно больше западных грантов. С этой целью он пошел на политические ухищрения и, скрывая название своей партии ТЭО ПИВ, объявил себя председателем надуманной организации Национальный альянс Таджикистана. Поэтому напоминание западным политическим кругам о террористической сущности ТЭО ПИВ и ее связях с ИГИЛ, “Аль-Каидой”, “Талибан” и Корпусом стражей спутало все карты М. Кабири. Именно поэтому нахзатовские проповедники получили задание – во что бы то ни стало отрицать эту точку зрения в статье, распространять в СМИ и социальных сетях многочисленные материалы в свое оправдание.

И вот уже которую неделю нахзатовские проповедники прилагают много усилий, чтобы на основе многочисленных фактов доказать свою непричастность к международным террористическим организациям. Но, как говорится, солнце подолом не закроешь. Общеизвестно, что ТЭО ПИВ с самого начала была организована стараниями зарубежных радикальных групп и все время своей деятельности была составной частью международной террористической сети, имела непосредственную связь со всеми мировыми террористическими организациями, получала от них помощь и задания, что продолжается и поныне. Если нахзатовцы об этом забыли, достаточно привести несколько примеров этих связей, чтобы освежить память этих либеральных террористов.

1. Связь с “Ихвон-ул-муслимин”. Связи ТЭО ПИВ с международной террористической группой “Ихвон” имеют глубокие корни. В своих мемуарах основатели ПИВ с гордостью напоминают о том, что еще в советские годы на своих собраниях читали книги ихвоновских руководителей – Саида Кудба и Мухаммада Кудба и считали их руководством к действию. Об этом свидетельствуют сохранившиеся интервью С. Нури, М. Химматзода, А. Сатторова, З. Розика и других.

Связь нахзатовцев с ихвоновскими шпионами была выявлена и предотвращена еще в советские годы. Один из активистов нахзатовского движения, житель селения Себистон Дангаринского района Мулло Аджик (Алиев) в сотрудничестве с ихвоновским студентом по имени Зубайд Содис из Судана хотел доставить печатный станок для публикации идеологической и религиозной литературы. После выявления этого плана, в соответствии с нотой протеста Министерства иностранных дел СССР в Суданское посольство, этот студент был исключен из университета и выдворен из Советского Союза.

В период 1995-2002 годов тогдашний председатель ТЭО ПИВ М. Химматзода и член высшего совета ПИВ М. Ганиев (Махмадсаид Ризои) имели тесное сотрудничество в Пакистане с руководством движений “Ихвон-ул-муслимин”, “Исламское общество Пакистана” (особенно с его бывшим руководителем Кози Хусейн Ахмадом), также со спонсорами организации “Ихвон-ул-муслимин” из Кувейта и Катара, в том числе Шейхом Дадусом.

За несколько лет правления ихвоновцев в Египте председатель ПИВ М. Кабири не раз ездил в эту страну, участвовал в мероприятиях ихвоновцев и встречался с их руководителем М. Мурси. М. Кабири призвал Правительство Таджикистана признать правительство ихвоновцев. Связи ТЭО ПИВ с беглыми ихвоновцами в Европе продолжаются и поныне.

2. Связи с “Аль-Каидой”. Связи нахзатовцев с террористической организацией “Аль-Каида” были и остаются очень прочными. Во время нахождения нахзатовцев в Афганистане “Аль-Каида” была одним из основных спонсоров этой организации. Представители “Аль-Каиды” имели постоянную связь с офисом ПИВ в Пешаваре, где находился М. Химматзода, а позднее – с представителями ПИВ в Кандагаре и Джелалабаде. В 1995-1997 годах руководитель С. Нури многократно встречался с руководителем “Аль-Каиды” и получал большую финансовую и военную помощь. Поскольку С. Нури не в достаточной степени знал арабский язык, их переговоры проходили с участием переводчиков Усамы, содержание этих бесед не осталось в тайне.

Одна из задач С. Нури заключалась в восстановлении сетевых связей между “Аль-Каидой” и Корпусом стражей Ирана. Газета “Нью-Йорк таймс” не раскрыла эту тему до конца. С. Нури в конечном итоге восстановил связь “Аль-Каиды” и террористического движения “Талибан” со спецслужбами Ирана. Эта связь продолжается до сегодняшнего дня, и некоторые операции этих трех организаций проводятся совместно.

3. Связь ТЭО ПИВ с движением “Талибан”. Партия исламского возрождения также имела тесные отношения с террористическим движением “Талибан” в Афганистане. Встречи первых руководителей ПИВ с руководителями “Талибан”, в том числе и Мулло Умаром, проходили не раз. Эти встречи чаще всего проводились в офисе ПИВ в Пешаваре. В октябре 1996 года С. Нури вместе с делегацией руководства ПИВ два дня находились в гостях у Мулло Умара. Другим доказательством связи ПИВ с “Талибан” является то, что после захвата южных и центральных районов Афганистана талибами представители ПИВ также действовали в Кандагаре, Джелалабаде, Герате и Кабуле. То есть, ПИВ официально признала правительство “Талибан” и на его территории имела свое посольство. Посол ПИВ при “Талибан” являлся ближайшим родственником С. Нури и упоминался под кодовым именем Джайхун. Выходец из Яванского района, он не вернулся в Таджикистан и, по всей видимости, до сегодняшнего времени находится с талибами или укрывается в Пакистане.

4. Связь с организацией “Кавказский эмират”. Одним из главных партнеров ПИВ было террористическое движение чеченцев и дагестанцев под названием “Кавказский эмират”. Во все время своей деятельности партия нахзатовцев поддерживала связь с известными чеченскими террористами Шамилем Басаевым, Хаттабом, Умаром Докуевым. Шамиль Басаев и Хаттаб не раз бывали на севере Афганистана и месяцами гостили у нахзатовцев. Некоторые операции они осуществляли совместно с нахзатовцами.

Под руководством международного террориста Хаттаба, который считался одним из командиров чеченских радикалов, в июне 1993 года нахзатовские боевики осуществили вооруженное нападение из Афганистана на 12-ю российскую Пограничную заставу, расположенную в одной из местностей района Шохин Хатлонской области Республики Таджикистан, в результате чего погибли десятки пограничников.

А 20 сентября 1998 года во время грабежа дома Героя труда Сайли Рахмоновой в селении Дувона Джиргатальского района среди нахзатовцев также находилось несколько зарубежных наемников, в том числе террористы из Чечни.

Посредником нахзатовцев с кавказскими террористами был один из ближайших родственников С. Нури – Ш. Саидов. Он в сотрудничестве с кавказскими террористическими и преступными группами обеспечивал пересылку денег, оружия, наркотиков между Россией и Афганистаном. Ш. Саидов до настоящего времени находится в Европе и поддерживает тесные связи с остатками чеченского террористического движения.

5. Связь с Исламской партией Афганистана. Связи ПИВ с одной из старейших террористических групп – Исламской партией Афганистана во главе с Гульбиддином Хикматиером также начались очень давно. Представители этих двух организаций еще в конце 80-х годов прошлого века установили между собой связь, а в 1990 году два представителя Исламской партии Афганистана, граждане Афганистана Абдурахим валади Хоркаш и Давлатмад валади Рустам были задержаны на территории Кулябского региона. Было установлено, что они получили задание от руководства Исламской партии Афганистана совместно с таджикскими нахзатовцами наладить подрывную деятельность и осуществлять террористические акты не только в Таджикистане, но и во всей Центральной Азии. Упомянутые лица после признания были привлечены к ответственности судебными органами.

Связи ПИВ с этой радикальной антитаджикской партией продолжаются и сегодня. В марте 2017 года член высшего совета ТЭО ПИВ Ш. Саидов в Гамбурге (ФРГ) встречался с представителями Исламской партии Афганистана. Представители этой партии занимаются торговлей рисом в крупных городах Германии, особенно в Гамбурге, и поставляют сотни тысяч тонн риса из Пакистана в Германию. Представители Исламской партии Афганистана обещали Ш. Саидову, что будут оказывать финансовую помощь членам ПИВ.

Есть сведения, что члены военизированной террористической Исламской партии Афганистана обучают бойцов из числа нахзатовцев в северных районах Афганистана.

6. Связь с ХАМАС. ТЭО ПИВ установила тесное сотрудничество даже с террористической организацией ХАМАС в Палестине. Их связь также началась давно, а сам М. Кабири не раз встречался с тогдашним руководителем ХАМАС Халидом Машъалом и с его помощью пытался найти пути к радикальным кругам арабского мира и арабским спонсорам. Связи ТЭО ПИВ с ХАМАС продолжаются и сейчас. Например, 4 апреля 2017 года активный член ТЭО ПИВ Бободжон Каюмзод в Стамбуле имел тайную встречу с одним из руководителей террористической организации ХАМАС Халидом Машъалом.

7. Связь с радикальными партиями Турции. ПИВ поддерживает тесные связи с турецким радикальным движением, деятельность которого в настоящее время запрещена на территории Турции. Так, во время подготовки к парламентским выборам в 2015 году в Таджикистане руководители ТЭО ПИВ установили тесные связи с исламской партией “Саодат”, и эта партия направила группу советников для организации на высоком уровне предвыборной компании ПИВ. В последнее время активисты ПИВ восстановили связи с радикальными турецкими организациями. Пресс-секретарь ТЭО ПИВ Ф. Махмудджон имеет близкие дружественные отношения с одним из радикальных политиков Турции Умаром Форухом Коркмамазом и использует его возможности для осуществления своей диверсионной деятельности против национальных и государственных интересов Республики Таджикистан. ТЭО ПИВ получает финансовую и моральную помощь от турецкой организации “Islamishe Gemeinschaft milli Gorus” (“Исламская национальная мысль”) в Германии. Эта организация в 2012 году оплатила расходы операции на сердце члена высшего совета ТЭО ПИВ М. Ганиева в Турции. При финансировании этой организации его сыновья Н. Ризои и С. Ганиев обучались в университетах Кувейта и Турции.

В Германии ПИВ наладила тесное сотрудничество с запрещенной турецкой радикальной партией “Саодат”. Несмотря на то, что официальные органы Турции выдворили со своей территории последователей ТЭО ПИВ, нахзатовцы продолжают сотрудничество с экстремистскими организациями, осуществляющими свою деятельность против этой страны.

8. Связь с Корпусом стражей. Самые тесные связи у ТЭО ПИВ были и остаются с Корпусом стражей исламской революции Ирана. С организацией, которая всегда занималась террористической деятельностью и, в конце концов, была признана международной террористической организацией рядом западных государств, в том числе и США. Сотрудничество нахзатовцев с этим Корпусом – это длинная история. Поэтому напомним лишь несколько конкретных фактов.

– Корпус стражей еще в первые годы независимости установил связи с ТЭО ПИВ и был главным советником нахзатовцев во время организации митингов и беспорядков в 1991-1992 годах и их попытки захватить политическую власть. Об этом свидетельствуют показания очевидцев того времени, в том числе Мавлави Абдурахима Каримова, которые были неоднократно опубликованы.

– Корпус стражей во время пребывания нахзатовцев в Афганистане снабжал их оружием и деньгами, обучал подрывной деятельности. В этот период около 1500 нахзатовцев обучались в военных лагерях в Иране и порядка 5 тысяч других обучались в 18 лагерях Корпуса на территории Афганистана. Об этом свидетельствуют сотни фактов, в том числе мемуары заместителя руководителя организации безопасности ПИВ А. Сиехакова.

– Корпус стражей исламской революции в ходе гражданской войны взял под свою полную опеку С. А. Нури и его семью на территории Ирана и Афганистана, обеспечивал его жизнь, дом и безопасность. И сейчас семья С. А. Нури живет в Тегеране и обеспечивается со стороны Корпуса стражей.

– Корпус стражей исламской революции и сейчас продолжает оказывать политическую и материальную помощь для того, чтобы ТЭО ПИВ пришла к власти. Показания осужденных членов ПИВ, в том числе З. Рахмони, В. Косиддинова и сотен других, доказывают вышеизложенное.

– Корпус стражей исламской революции после 2015 года, то есть после того, как ТЭО ПИВ была официально объявлена террористической, продолжил свои связи с этой партией. Все расходы по проживанию руководства нахзатовцев в Иране и Европе, все командировки и мероприятия сегодня оплачивает Корпус стражей исламской революции. В настоящее время Стражи исламской революции обучают нахзатовских боевиков в террористических лагерях Ирака, Мозандерана и Бамияна, готовя их для организации беспорядков в Таджикистане. Свидетельства самих бывших руководителей этой партии Эшони Киемиддини Гози, Домулло Айемиддина Сатторова и десятков других членов нахзата, вернувшихся из лагерей, больше не оставляют сомнений в этом.

9. Родство ТЭО ПИВ с “Исламским движением Узбекистана”. Между тем, отношения и связи ТЭО ПИВ с “Исламским движением Узбекистана” прослеживаются четче, поскольку эти две террористические организации в прямом смысле слова слились в единое целое. Другими словами, “Исламское движение Узбекистана” родилось из чрева ТЭО ПИВ.

Отношения этих двух террористических организаций имеют длительную историю. Еще летом 1992 года в совхозе “Туркменистан” Вахшского района, где ТЭО ПИВ занималась массовыми убийствами людей, воевали 120 представителей исламских экстремистов, которыми руководил Тахир Юлдашев. Их штаб располагался в мечети селения Андреев Вахшского района Таджикистана. Именно здесь был убит командир узбекских экстремистов Холид, которого нахзатовцы с большим почетом предали земле в Джиргатальском районе.

В Тавильдаринском районе с первых дней гражданской войны в Таджикистане до 1997 года одно из подразделений нахзатовской армии возглавлял известный международный террорист, военный командир узбекских боевиков Джума Ходжиев по прозвищу “Джума Намангони”.

Один из постыдных поступков нахзатовцев заключался в том, что они предлагали иностранным наемникам и террористам несовершеннолетних девушек, которых с трудом собирали в селениях и привозили в штаб ПИВ. Например, нахзатовцы приводили и дарили иностранному наемнику Джуме Намангони сначала в Гарме, затем в Тавильдаре и, наконец, в Язгулеме несовершеннолетних девушек. Язгулемскую девушку Джума Намангони увез с собой в Афганистан и Пакистан. Нахзатовцы без стыда называли “зятем” этого международного террориста, который взял в жены таджикскую девушку.

В 1994-1996 годах руководители узбекских террористических групп Т. Юлдашев и Д. Намангони считались близкими людьми С. А. Нури, Т. Юлдашев расположился в резиденции нахзата – в городе Талукан в Афганистане.

С увеличением числа узбекских боевиков летом 1998 года в селении Беги Сиех местечка Хаит Гармского района по напутствию С. А. Нури на специальной церемонии была создана новая террористическая организация “Исламское движение Узбекистана”. Таким образом, из чрева ПИВ было рождено новое страшное террористическое движение ИДУ.

В 1999 году силы ИДУ вошли со стороны Хоита через перевал Зардолу, со стороны Тандикула в местечко Ходжаачкан Баткенской области и имели намерение прорваться в Сухский район Ферганской области Узбекистана. Ожесточенные бои продолжались три месяца. Но правительственным войскам Таджикистана удалось согнать силы ИДУ из Хоита и Джиргаталя в местечко Вахе. Наконец, усилиями руководства Таджикистана с 27 по 31 декабря 2001 года силы “Исламского движения Узбекистана” из местечка Миенаду Тавильдаринского района были передислоцированы в город Кундуз Исламской Республики Афганистан, тем самым регион был избавлен от огромной угрозы.

10. Родство ТЭО ПИВ с террористической группой “Ансоруллох”. Террористическая группа “Ансоруллох”, которая сегодня собрала в Афганистане боевиков и террористов из числа уроженцев Таджикистана, на самом деле является одной из боевых ветвей ТЭО ПИВ. Когда ТЭО ПИВ интегрировалась в мирный процесс, она оставила часть военных сил в Афганистане и назначила командиром одного из руководителей нахзата Амриддина Табарова (по прозвищу Мулло Амриддин). Группа Мулло Амриддина, которая позже получила название “Ансоруллох”, долгое время в Вазиристане (Пакистан), затем на территории Афганистана занималась террористической деятельностью. В последние годы террористы этого движения воюют в рядах “Талибан” и ИГИЛ.

в 2009-2010 годах члены группы “Ансоруллох” пытались создать в Раштской долине свои базы, но они были уничтожены государственными органами и местным населением.

Таким образом, “Ансоруллох” является вооруженной опытной боевой группой ТЭО ПИВ, ее близкое сотрудничество с “Аль-Каидой”, “Талибан” и ИГИЛ является другим доказательством сотрудничества и неразрывности ТЭО ПИВ с этой международной террористической группой.

11. Связи ТЭО ПИВ с ИГИЛ. Связи Партии исламского возрождения с международной террористической организацией под названием “Исламское государство” имеют длительную историю, поскольку нахзат имеет с ИГИЛ два вида неразрывных связей – духовно-идеологическую и военно-структурную связь. Если сравнить хронику ТЭО ПИВ в Таджикистане с ужасающей деятельностью ИГИЛ в Ираке и Сирии, то можно найти сотни точек соприкосновения единства мышления и методов деятельности двух организаций. Если в последние годы весь мир содрогнулся от зверства террористов и экстремистов ИГИЛ, то преступления ТЭО ПИВ никоим образом не уступают им. На самом деле ПИВ – это то же самое ИГИЛ, а ИГИЛ – та же самая ПИВ.

Нахзатовцы в 1992-2000 годах в районах Раштской долины создали свое “Исламское государство”, внедрили свой суровый режим, в некоторых случаях превзошли ИГИЛ по своей жестокости. Преступная деятельность ТЭО ПИВ в отношении мирного населения, деятелей науки и культуры, журналистов, женщин и детей, имущества населения и структур власти не уступала ИГИЛ по своему зверству.

Последние цифры и факты показали, что наряду с единомыслием между этими двумя организациями налажено тесное сотрудничество. Например, заказчиком террористического акта в отношении иностранных туристов был Носирхуджа Убайдов (“Кори Носир”) – активный член ТЭО ПИВ, который в настоящее время поддерживает непосредственную связь с ИГИЛ в Афганистане. Другой активный член ПИВ Хусейн Абдусамадов, который был руководителем террористического акта в отношении иностранных туристов, в 2014-2017 годах три раза ездил через Иран в Афганистан для террористического обучения, в рядах ИГИЛ в Сирии и в лагерях ИГИЛ в местечке Ачин провинции Нангархар Афганистана прошел террористическое обучение. Вес эти факты – членство в ПИВ, тройная поездка через Иран в Афганистан, трехкратное обучение в лагерях ИГИЛ, проживание в городе Хош Исламской Республики Иран нахзатовско-игиловского заказчика этой операции являются доказательством того, что нахзатовцы, игиловцы, Корпус стражей – “одного поля ягода”. Всего в 2016-2019 годах добыты десятки фактов и свидетельств об участии членов нахзата в рядах ИГИЛ и интеграции нахзатовцев в лагеря ИГИЛ в Афганистане, большинство этих фактов уже стало достоянием гласности.

***

Несмотря на то, что создание партии нахзата и вся их деятельность была разработана и спланирована специальными зарубежными службами, наряду с этим в период гражданской войны в рядах боевиков ПИВ находилось очень много иностранных наемников из международных террористических организаций. Достоверные сведения доказывают, что десятки иностранных наемников, среди которых были афганцы, пакистанцы, узбеки, русские, американцы, французы и особенно арабы, принимали непосредственное участие в бесчинствах боевиков ПИВ в Таджикистане. Эти наемники, большинство из которых прошли военную школу в Афганистане и имели практический опыт убийств и грабежей, к сожалению, при содействии нахзатовцев реализовали свое кровавое ремесло в отношении населения Таджикистана. Исходя из этого, страшные преступления боевиков ПИВ в 1992-1998 годах в районах Раштской долины были совершены по указке зарубежных наставников, которые имели огромный опыт в этом деле.

Например, 11 февраля 1996 года караван военных автомобилей, которые доставляли продовольствие для военнослужащих в Тавильдаринском районе, был обстрелян боевиками нахзата. Этот план реализовал афганский террорист по имени Абдурауф, более известный по прозвищу “Муаллим”. “Муаллим” в ущелье Камароб обучал боевиков военной тактике, учил их методам террористических актов, таким, как партизанская война в горных условиях, внезапная атака, изготовление взрывчатых веществ и установление мин.

В августе 1994 года группа нахзатовских боевиков напала на войсковую часть 06006 в местечке Чилдара. Военнослужащие войсковой части открыли ответный огонь, уничтожив около десяти боевиков ПИВ. Среди них было пятеро арабов и темнокожих. Нахзатовцы погрузили их трупы на ослов и покинули местечко Чилдара.

С 20 мая по 30 октября 1994 года иностранные наемники приняли участие в нападении на Тавильдаринский район в рядах нахзатовцев. Только в группе “Фотех” принимали участие 25 арабов и эфиопов.

***

Теперь ответьте, какая еще осталась террористическая организация, с которой бы ТЭО ПИВ не имела связей и сотрудничества? В связи с этим, не остается никаких сомнений в том, что деятельность ПИВ имеет террористический характер, что она связана с международными террористическими организациями и является их неотъемлемой частью. В такой ситуации пропагандистские ухищрения нахзатовцев скрыть правду выглядят не только бесстыдными, но и наивными. Попытки, которые, очевидно, полезны для самоуспокоения, но уже не могут служить для сокрытия исторической правды…

Иными словами, Партия исламского возрождения – это не только террористическая и экстремистская организация, но она является неотъемлемой частью международного терроризма и экстремизма. В этом нет никаких сомнений!

Фируз РАХМОНИЕН, корреспондент газеты “Джумхурият”

Источник – ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи – https://centrasia.org/newsA.php?st=1560769860

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code